Рассказ Людмилы Аркадьевны, мамы Олега с Васильевского острова

Рассказ Людмилы Аркадьевны, мамы Олега с Васильевского острова

Чуть больше года назад сын Людмилы Аркадьевны Б. из Санкт-Петербурга, двадцатилетний Олег Б., был задержан в ночном клубе при попытке сбыта наркотиков – всего одного грамма гашиша. Только своевременная работа с психологом «Первого Шага», решение бороться с зависимостью, упорство мамы и справедливость судьи Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга помогли Олегу избежать внушительного срока. Напомним, что распространение наркотиков в увеселительном заведении наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет. Да, даже одного грамма гашиша. Впрочем, слово Людмиле Аркадьевне!

Главный врач клиники - Шуров Василий Александрович
Статья проверена экспертом:
Шуров Василий Александрович
  • Главный врач, психиатр, нарколог.
  • Стаж - 12 лет.
Время чтения: 11 мин

Меня зовут Людмила. Я мама Олега. Олегу едва исполнилось двадцать лет. Он наркоман. Сейчас мы проходим лечение в одной из клиник «Первый шаг» в Ленинградской области. Я хочу, чтобы моя история помогла другим мамам вовремя понять, что их ребёнок употребляет наркотики, вовремя сделать первый шаг. Я сама, к сожалению, опоздала. Даю согласие на публикацию истории на сайте «Страна против наркотиков».

Олежка рос добрым, открытым, хорошим мальчиком – слушался маму и папу, рано научился читать и писать, потом хорошо учился в школе, успевал по всем предметам. В пятнадцать лет, когда скоропостижно скончался муж, наш сын решил идти по стопам отца и стать военным. Едва окончив школу, он сам отправился в военкомат и попал в ракетчики – как папа. Олег очень гордился новой формой и после присяги я выдохнула. Казалось, что сын нащупал свой жизненный путь.

Оставшись одна, я коротала вечера перед телевизором, в компании Андрея Малахова – с ужасом наблюдала за историями Даны Борисовой, Влада Топалова, Стаса Пьехи, а также обычных мам, столкнувшихся с проблемой наркотиков. Честно говоря, я радовалась (и даже немного гордилась), что мы с мужем правильно воспитали сына, и проблема зависимостей миновала наш дом.

Мой сын – наркоман

Увы, я была жестоко наказана за свою гордость и радость. Отслужив положенный год, Олежка вернулся домой и, что называется, ударился во все тяжкие. Вместо продолжения службы – пьянки, гулянки, непонятные девочки и подозрительные друзья. Из карманов начали пропадать деньги, а из дома – вещи. За считанные месяцы хороший мальчик и будущий офицер превратился в мой позор.

Должна признаться, что я так и не заметила, что мой сын употребляет наркотики. Позже оказалось, что то поведение, которое казалось мне следствием разгульного образа жизни, в действительности было целой россыпью сигналов – твой сын употребляет наркотики.

Сегодня я даже не могу сказать, что гнала от себя эту мысль. На самом деле – даже не думала, что такое возможно. Глаза красные – от компьютера, спит сутками – нагулялся, деньги таскает – на клубы и девочек, есть перестал – снова нахватался своих чипсов. К сожалению, наркоман в доме значительно отличался от наркоманов, образ которых формирует телевидение. Мой наркоман был, в общем, обычным парнем, вернувшимся из армии.

Гуляя по району, я и сейчас не могу понять, чем Олег отличался от всей остальной молодёжи. Иногда мне кажется, что на Васильевском острове наркотики употребляют все молодые люди и девушки от восемнадцати до двадцати пяти.

В клинике нам, родителям, много объясняют, как определить, что ребёнок употребляет наркотики – вроде всё понятно и довольно очевидно. Но начинаешь прикладывать к своему ребёнку, и опять находишь оправдания любому сигналу. Доктор говорит, что это называется «созависимостью», и родителей тоже нужно лечить.

Что будет за грамм гашиша

Бесплатная консультация
Запишитесь на консультацию к наркологу прямо сейчас. Это бесплатно и анонимно.

Я слышала, что в некоторых странах разрешены лёгкие наркотики – гашиш и марихуана. Признаться, раньше мне казалось это вполне нормальным. В молодости каждый человек проходит такой этап, когда хочется чего-то такого. Признаюсь, пробовали курить травку и мы с будущим мужем, будущие майор-ракетчик и учительница. И это в нашей советской юности, где не было секса, а было сплошное социальное равенство, где юная девушка с обычной сигаретой считалась почти проституткой (а иногда и не почти).

Мне позвонили в три часа ночи, из полиции. Дежурный сообщил, что моего сына «приняли с граммом гашиша». Честно говоря, я подумала, что всё это происки телефонных мошенников. Милиционеру пришлось повторить сказанное более строгим тоном. Я собралась и бросилась в отдел полиции. Олег находился в камере, которую дежурный назвал «обезьянником». Когда открыли дверь, он стоял там с виноватым видом и поддерживал руками штаны, как нашкодивший школьник – ремень и шнурки у него забрали (потом выяснилось, что кошелёк и телефон – тоже).

Следующие двое суток я помню смутно – бегала по инстанциям, искала знакомых юристов, искала информацию в интернете, пересматривала старые выпуски «Пусть говорят». В общем, делала всё, что и должна делать мать, когда её сына задержали за наркотики. В одном из форумов мне ответили, что за грамм гашиша в тюрьму не посадят, максимум – дадут условное.

Забегая вперёд, скажу, что примерно так и получилось. Но не совсем.

От наркомана до наркодилера – один шаг

Оказывается, когда человек задержан по подозрению в преступлении, его обязаны в течение 48 часов доставить в суд, где решат, что с ним делать. Адвоката нам назначили хорошего — лысоватого дядечку моих лет, в очках, сразу видно, что опытного юриста. Он объяснил мне, что этот суд – формальность, и за грамм гашиша не сажают.

Сын рассказал нам, что его задержали в ночном клубе, когда он передал девочке пакетик с наркотиком. Адвокат сказал, что экспертиза показала, что в пакетике менее грамма гашиша, и этого количества для уголовного дела недостаточно.

Всё изменило заявление следователя – молодой девчонки, очевидно мечтающей о следующем звании. Она сообщила, что мой сын обвиняется в распространении наркотиков. Я не сразу поверила своим ушам. Я и в то, что Олег употреблял наркотики, едва поверила. Но чтобы продавать – такого вообще не могло быть. Нет, он не наркодилер. И вообще, он слишком добрый для такой работы – последнее даром отдаст.

Контрольная закупка

Но следователь была неумолима. Девочка, с которой мой сын познакомился за день до задержания, оказалась сотрудником полиции – подсадной уткой. Она предложила вместе покурить гашиша, расслабиться и потом поехать к ней домой. Мой дурачок тут же сказал, что знает, где купить наркотики.

Вечером встретились в кальянной на Шестой линии. Девочка уже была там. Олег сразу протянул ей свёрток. Она поцеловала его в щёку, положила в карман пиджака 500 рублей и шепнула «возьми мне кофе». Закупщица ушла в туалет, а на моего сына надели наручники.

Купюра оказалась меченой, а сотрудница органов написала рапорт о том, что находясь в ночном клубе, выявила распространителя наркотиков, вошла в контакт и договорилась о сделке. Вся эта история была высосана из пальца, но протоколы были оформлены правильно и аккуратно – наш адвокат не нашёл никаких нарушений.

Суд постановил заключить Олега под стражу на время следствия и суда – на два месяца. Сына увели конвойные. Вдоволь поплакав, я отправилась собирать тёплые вещи, а наш адвокат – воевать со следствием.

В СИЗО за наркотики

Олега отвезли в так называемые «Новые Кресты». Кто не знает, это в Колпино. Колпино – это пригород Петербурга. СИЗО находится не в самом пригороде, а как бы в его пригороде. Пригород пригорода. Сначала еду на маршрутке до метро, потом добираюсь с двумя пересадками до «Рыбацкого» – от станции ходит маршрутка, прямо до «Крестов». Идёт дождь, примерно полторы сотни людей толпятся на улице с сумками. В основном женщины. Матери.

Пока добиралась до тюрьмы, стеснялась, мой сын задержан за наркотики, он преступник. В толпе мам и жён впервые с задержания Олега расслабилась. Здесь у всех одинаковые истории – задержали, позвонили, посадили. Темы для разговоров тоже одни и те же: нужно ли платить адвокату, сколько дадут, хорошо ли кормят, можно ли передать то или иное. Быстро нахожу стайку «своих» — тех, у кого мужья и сыновья попались с наркотиками. Говорят, «здесь у большинства два-два-восемь». Узнав, что Олегу свет «первый прим», сочувствуют и отводят глаза. Мой сын – не просто наркоман, он распространитель, почти наркодилер. Валентина Фёдоровна, мама точно такого же подследственного (даже зовут её сына так же – Олегом), рассказывает мне о том, что в тюрьме не любят тех, кто «с примом», о том, как распространители носят старшим тапочки и чистят туалет зубной щёткой. Мне всё ещё кажется, что всё это легенды и слухи – на дворе двадцать первый век, тюрьма должна была стать другой.

Внезапно накрывает ужас. Олег там. Мой Олежка. И пока я стою под дождём с сумками, возможно, над ним кто-то издевается. Продажа наркотиков – преступление даже по меркам преступного мира. Олег-Олег. Как же так получилось? И сдалась тебе эта девушка!

Мы стоим примерно минут сорок, потом начинают запускать в чрево следственного изолятора. Все вроде бы корректны и осторожны, но всё равно есть ощущение грубости этого места. Всё в повелительном наклонении, всё строго. Осознаю, что с другой стороны стены – ещё строже. Я ведь не преступник, а Олег – да.

Мы с Валентиной Фёдоровной выстаиваем огромную очередь, и примерно через два часа расстаёмся у ворот «Крестов». Она семенит на остановку маршрутного такси, я решаю дойти пешком до следующей, нужно переварить. У меня с собой половина передачи – то, что не приняли. Кто бы мог подумать, что в тюрьму нельзя передавать простые, казалось бы, вещи. У Фёдоровны приняли всё. Она уже изучила список «запрещёнки» вдоль и поперёк, её Олег в СИЗО уже седьмой месяц.

Сколько идёт следствие по наркотикам

С ужасом отсчитываю семь месяцев с момента задержания – апрель. Неужели Олег будет сидеть до апреля? А что потом? Почему всё так долго? Сколько идёт следствие по наркотикам? Как жить дальше? Как вытащить сына из СИЗО? Как заставить бросить наркотики? Посадят ли за продажу грамма гашиша? Дадут ли реальный срок или ограничатся условным? Как выбрать наркологическую клинику и не поздно ли?

Телефон доверия для родственников наркоманов

За этими мыслями незаметно добираюсь до дома. Как ловила маршрутку, как покупала жетоны, как ехала в метро – всего этого не помню. Как в тумане. Пришла домой и бросилась к компьютеру – искать ответы на свои вопросы.

В первую очередь зарегистрировалась во всех группах для мам подследственных «в контакте» и на форуме – там врать не станут. Потом полезла в Ютуб Андрея Малахова. Тогда же нашла и сайт «Страна против наркотиков» и сразу же решила позвонить по телефону горячей линии для родителей наркоманов. Оказалось, что это самый настоящий телефон доверия.

Даже смешно теперь вспоминать, как сначала стеснялась звонить в наркологическую клинику – несколько раз набирала номер и вешала трубку. Хорошо, что решилась. На мой звонок ответил приятный молодой человек, который оказался ещё и отличным специалистом, тонким психологом. Он быстро расположил меня к себе, и я смогла выплеснуть всё, что накопилось в душе.

Очень хорошо, что родителям наркоманов доступна бесплатная помощь по телефону – консультации наркологов, психологов и других специалистов. Теперь я могу советовать, ведь сама прошла через все эти ужасы.

Ничего не бойтесь и не откладывайте звонок. Большинство людей не понимают, как говорить о наркотиках. Мы, родители молодых людей и девушек, не знаем, как определить, что ребёнок употребляет наркотики – не видим сигналов, которые посылают нам наши дети, ошибочно принимаем их за усталость, «дело молодое» и временное явление.

Родители наркоманов и созависимость

Оказывается, есть такое понятие – созависимость. Родители легко находят оправдания неадекватному поведению собственного ребёнка. Особенно мамы. Глаза красные – от компьютера, не спит по ночам – днём выспался, дрыхнет сутками – на дискотеке вымотался, не кушает – нахватался чипсов. Теперь я понимаю, что так же выгораживала Олега в своих собственных глазах. Оказывается, и этому есть научное объяснение, и с созависимостью успешно борются психологи наркологических клиник.

По телефону доверия мне рассказали, что в центре проводятся специальные занятия для родителей наркозависимых и пригласили на бесплатное первое занятие в группу. Оказалось, что клиники сети «Первый шаг» есть почти по всех крупных городах, а в Петербурге и Москве – во многих районах. Ближайшая оказалась всего в двух остановках от нашего дома – это большая, современная наркологическая клиника на Васильевском острове.

Родители наркозависимых занимаются с психологом в группах. Внешне всё похоже на заседания клуба анонимных алкоголиков, которые часто показывают в американских фильмах. Самое сложное – рассказать о себе и своей ситуации.

«Меня зовут Людмила Аркадьевна, я мама наркомана». Чтобы впервые произнести вслух эту фразу, мне понадобилась вся моя воля. Мне казалось, что все будут показывать пальцем, смеяться или ещё как-то негативно реагировать. Но ничего страшного не произошло. Другие мамы поддержали меня. Не вызвал неадекватной реакции и рассказ о том, что Олег находится в СИЗО, хотя такая проблема была из присутствующих только у меня. Каждая мама в группе понимала, что на месте моего сына может оказаться и её ребёнок.

Вообще мне очень понравилась атмосфера в группе – все очень хорошие люди и старались друг друга поддерживать всеми силами. Отдельно хотела бы поблагодарить доктора. Не представляю, как ему хватает терпения, чтобы выслушивать все рассказы. Это настоящий профессионал и добрый, открытый, участливый человек.

Помощь родителям подозреваемых в распространении наркотиков

После групповой работы, доктор вызвал меня в свой кабинет и мы ещё долго разговаривали об особенностях, связанных с тем, что Олег находится под следствием. Оказывается, есть много нюансов, которые родителям необходимо учитывать, когда они взаимодействуют с ребёнком.

Письма в СИЗО и свидания можно (и нужно) использовать с пользой – особым образом убедить ребёнка лечиться. Врач объяснил, что решение Олега пройти курс лечения от наркомании может стать одним из доводов в пользу условного наказания, и рассказал несколько тонких психологических моментов, которые нужно учитывать в общении с сыном.

Убедить Олега в том, что нужно лечиться было крайне непросто – в своих письмах он писал, что не является наркоманом, что зависимости нет, и он просто баловался наркотиками, что в любой момент мог отказаться от их употребления, что его подставили и так далее. Адвокат и доктор пояснили, что такая позиция может сыграть против Олега на суде.

Документы о лечении наркомании для суда

Постепенно я убедила сына всё равно пройти курс лечения и реабилитации в наркологической клинике «Первый шаг». В центре мне предоставили справку и договор, которые я попросила следователя приобщить к материалам уголовного дела, а потом принесла непосредственно в суд.

Крайне удобно, что для заключения договора мне не пришлось вносить всю сумму за лечение. Сами понимаете, сколько денег уходило на передачи, письма и оплату услуг адвоката, пока сын находился в СИЗО. Забегая вперёд, скажу, что справка и договор в итоге помогли нам добиться освобождения.

После освобождения из СИЗО Олег действительно прошёл курс лечения и реабилитации в клинике «Первый шаг». Параллельно на занятия ходила и я, а несколько раз удалось вытащить и отчима Олега. Выяснилось, что и он замечал неладное, хоть Олег и не его родной сын.

Следствие и суд по наркотикам

Следствие растянулось почти на восемь месяцев, в течение которых почти ничего не происходило. Олег просто сидел в тюрьме, я просто носила передачи и ходила на занятия в клинику. Каждые несколько дней я писала Олежке письмо, а он отвечал. Сначала сын крайне неохотно делился переживаниями, но потом разошёлся и стал более открыто рассказывать о том, как начал употреблять наркотики. Я с ужасом поняла, что упустила момент ещё до армии, в школе.

В какой-то момент я познакомила Олега с доктором Сергеем Ивановым. Он тоже написал сыну письмо. Олег долго не отвечал, но потом всё-таки решился. Я не читала их переписку (оказывается, это врачебная тайна), но сразу почувствовала, что с ребёнком что-то происходит. Он будто стал взрослее и серьёзнее, стал по-другому формулировать мысли и свои цели. Заметил изменения и адвокат. Даже сказал, что Олег перестал быть похож на других парней, обвиняемых в хранении и распространении наркотиков.

В общем, к дню суда я уже была уверена в том, что всё будет хорошо. То ли мне передалась уверенность адвоката и доктора, то ли почувствовала изменения в самом Олеге, то ли весна сказалась. В день суда я вышла из подъезда нашего дома и увидела ландыш, пробившийся сквозь шов между поребриками. Я поняла, что это знак, что этот цветок сопротивляется асфальту и бетону, как и мой сын, который сейчас борется не только с государством, но и со своей зависимостью – опасной болезнью, которая свела его в тюрьму, а могла свести в могилу.

Восемь месяцев! За продажу грамма гашиша прокурор просил у суда четыре года лишения свободы. Когда услышала – чуть разрыв сердца не случился. К счастью, судья оказался справедливым.

Вообще, я всё заседание хваталась за сердце. Следователь пытался превратить моего мальчика в матёрого наркодилера – доказывал, что именно такие, как Олег, подсаживают на наркотики молодёжь. Хотелось кричать, что всё это враньё. Когда появилась та самая девка-закупщица, я хотела броситься на неё и выцарапать глаза. Олег смотрел на неё с грустью – видимо, она ему действительно понравилась.

В последнем слове Олег говорил о том, что твёрдо решил больше не брать в руки всякую гадость – навсегда прекратить употреблять даже лёгкие наркотики. Мне очень понравилась его фраза о том, что он понял – даже лёгкие наркотики могут приводить к тяжёлым последствиям. Он пообещал судье вылечиться от зависимости и сообщил, что я уже записала его в клинику.

Судья признал, что мой сын не является распространителем наркотиков, что его подставили, указал на серьёзные нарушения при контрольной закупке. Олег сам подтвердил в суде, что действительно принёс девочке один грамм гашиша — по её просьбе, а не за деньги. В общем, нам дали год общего режима – за хранение наркотиков без цели сбыта.

Сначала меня как током дёрнуло, но потом судья разъяснил, что каждый день, проведенный Олегом в СИЗО, считается за полтора дня отсидки.

Всё хорошо, что хорошо кончается

Олега освободили через несколько недель – прямо из СИЗО, этапировать в колонию не успели. Вездесущие мамаши объяснили мне, что в этом случае не считается, что сын отбывал наказание, хотя у него и есть теперь судимость.

Было необыкновенно приятно обнять сына. С ужасом поняла, что не делала этого почти год, но радость окончания мытарств как рукой сняла этот ужас. Впрочем, освобождение – ещё не конец моей истории. Как объяснили в клинике, мне всё равно нужно всегда помнить о том, что мой ребёнок – наркоман. К сожалению, бывших наркозависимых не бывает, бывают выздоравливающие.

Олег прошёл курс лечения и реабилитации в клинике «Первый шаг» на Васильевском острове. Во время курса он подружился со многими хорошими ребятами, а после выписки – остался в центре, помогать другим побороть зависимость. Сейчас он учится в институте, собирается тоже стать психологом-наркологом. Недавно познакомил меня со своей девушкой. Они учатся и работают вместе. Полина (так её зовут) никогда не употребляла наркотики сама, но из-за них умер её брат. Полина работает в наркологической клинике волонтёром. Следующей весной ребята хотят пожениться. Я шучу, что как раз и судимость Олега снимется (или, как говорит наш адвокат, «погасится»). Сын считает, что это не очень смешная шутка, но смеётся вместе с нами.

Мысли вслух

Сейчас, когда уже всё хорошо, я понимаю, что если бы Олега тогда не задержали в клубе, всё могло бы закончиться гораздо хуже. Скорее всего, я бы так и не узнала, что мой сын наркозависим, не обратилась бы в клинику, не смогла бы вовремя придти ему на помощь.

Что я хочу посоветовать всем мамам и папам? Всё очень просто! Позвоните по телефону горячей линии наркологической клиники «Первый шаг» (тем более, что это бесплатно по всей стране, даже с мобильных) – просто поговорите со специалистом. Возможно, какие-то моменты в поведении ребёнка уже указывают вам на проблему, решить которую можно только в том случае, если вовремя о ней узнать. Не бойтесь задавать вопросы – кто предупреждён, тот вооружён. Возможно, коварная созависимость уже сегодня не даёт вам разглядеть в вашем доме опаснейшего врага, имя которому – наркотик.

Напоследок хочу ещё раз поблагодарить врачей клиники «Первый шаг» за то, что спасли моего сына. Дай вам бог здоровья и всех благ. А читателям вашего сайта повторю слова из последнего слова моего сына – даже лёгкие наркотики приводят к тяжёлым последствиям. Не дайте им разрушить вашу жизнь. Сделайте первый шаг сегодня.

Людмила Аркадьевна Б.,
мама Олега

Поделиться
Льгота 1150 рублей на детоксикацию и вызов нарколога
Льгота действует только до 22:00 часов.